Москва, Севастопольский пр-т,
д.95 "б"

+7 (499) 393-38-20                                                                                                                                                                                                                                                                          

 

"Российские" сады Андрея Болотова. Эксперимент в Богородицке

Андрей Тимофеевич Болотов (1738-1833) был широко известный агроном и садовод, член Вольного экономического общества, автор и редактор журналов «Сельский житель» и «Экономический магазин». Опираясь на свой опыт проектирования и строительства Богородицкого парка (а также своей родовой усадьбы Дворяниново), на проведенные исследования и наблюдения, критический анализ имевшихся теоретических трудов, в частности трудов К, Гиршельда, которые были им переведены на русский язык и прокомментированы, Болотов разработал собственную оригинальную систему взглядов на строительство «натуральных» парков России. В многочисленных статьях, публиковавшихся в журнале «Экономический магазин» в 1780=х годах, не только были освещены общие теоретические вопросы садоводства, но и давались детальные практические рекомендации. Тем самым Болотов способствовал продвижению передовых методов строительства садов и парков в самые удаленные от столичных городов провинции.

Разумеется, Болотов учитывал и первые опыты пейзажного паркового строения в России – именно в эти годы уже складывались новые пейзажные районы в ансамблях Царского Села, Гатчины и Петергофа: Камерон работал над композицией долины Славянки в Павловске, Баженов строил Царицынский ансамбль, Львов – Никольское-Черенчицы и т. д. Кстати, ногие теоретические положения Болотова были осмыслены и сформулированы им в творческом общении с Н. Львовым, а также такими деятелями, как академик П. С. Паллас, известный знаток Н. П. Осипов, готовивший свой труд «Новой и совершенной русской садовник, или Подробное наставление Российским садовникам и наипаче любителям садоводства».

 

 

ИДЕЯ САМОБЫТНОСТИ

 

 

Главной заслугой Болотова было привлечение внимания к проблеме создания такого типа парка, который в отличие от французский и английских отвечал бы реальным природным, культурно-историческим условиям России, сложившимся в стране бытовым традициям и т. п. Он настаивает на том, что нужно отвергнуть попытки прямого копирования западных образцов, так как «русские сады природою и искусственными украшениями не уступают ни английским, ни французским, ни итальянским»,

В статье «Некоторые замечания о садах в России». Болотов высказал ряд актуальных для того времени суждений по поводу развития русского садового искусства. Он отмечает широкую распространенность садов в старинных усадьбах, от которых сохранились лишь остатки в виде «престарелых деревьев». Предки, утверждает Болотов, предпочитали полезное приятному, сажали только «плодовитые» деревья возле дома и не заботились о «регулярности». Но обстоятельства менялись, и сады подвергались «такому жребию», как и во всей Европе. «Однако если выключить те немногие и в разных местах государства разсеянные сады, которые у знатных и богатых людей заводимы были учеными садовниками и мастерами, то обо всех прочих сказать можно, что в них видна была только тень одного регулярства и одно только слабое подражание оному… Французские и регулярные сады выходят из моды, им начинают уже смеяться; Английские же хотя в моде, но слишком трудны и неудобны к произведению в действо» в условиях Центральной России (Болотов, 1786, с. 54-61).

Болотов задается вопросом о том, по какому же пути следует нам идти, и далее отвечает: «Всего бы благоразумнее было быть нам, колико можно, осторожными и не спешить никак перенимать манеры у других, а паче испытать производить сады собственного своего вкуса, и такие, которые бы, колико можно, сообразнее были с главнейшими чертами нашего нравственного характера. Я не сомневаюсь, что таковые сады могли б для нас быть и прочнее и приятнее всех прочих; потому что они, будучи согласны с нашими склонностями, могли б доставлять нам многочисленнейшие удовольствия и увеселения… Что касается до такового особаго и одним нам свойственного в садах вкуса и манера, то к изобретению онаго, кажется, на таковы уже неспособны, как были наши предки. Благодарить Бога, мы находимся ныне в таком состоянии, что во многих вещах не только не уступаем нимало народам иностранным, но с некоторыми в оных вещах можем и спорить о преимуществе. Перенимание всего у других ныне нам не только не таково уже нужно, как нужно было прежде, но в иных случаях становится уже и постыдно. Известное то дело, что вся Европа смотрит уже ныне на нас иными глазами, нежели прежде, и к отечеству нашему уже не столь малое уважение имеет, как в старину. А при таковых обстоятельствах не было б ни мало постыдно для нас то, когда б были у нас сады ни Английские, ни Французские, а наши собственные и изобретенные самими нами, и когда б мы называть их стали РОССИЙСКИМИ»

Болотов отнюдь не отрицает достижений европейских садовых школ, более того, он призывает брать из них все лучшее, содержавшееся, например, в теоретических сочинениях К. Гиршфельда. Однако ориентироваться при этом на «их лучшия и более с обстоятельствами нашими сообразные вещи», присоединяя к ним то, что необходимо и «от себя». Болотов настаивает на необходимости искать пути к созданию русского типа парка, который бы способствовал всем местным «обстоятельствам», реальным, а не выдуманным потребностям. При этом он имеет в виду не пышные аристократические резиденции, а небольшие и средние по размерам и богатству усадебные сады, которые строились в те годы сотнями. Болотов не отвлекается от конкретных экономических возможностей строителей усадеб, их хозяйственных нужд. Он дает рекомендации, как обойтись «без излишеств», предлагает не перегружать парк декоративными сооружениями, умело сочетать художественные и утилитарные требования.

 

ИДЕЯ «НАТУРАЛЬНОСТИ»

 

Еще в 1781 году Болотов в несколько упрощенной форме высказал свое представление о том , как может выглядеть обычный помещичий «натуральный» сад, его заботили главным образом практическая сторона дела. «Все сие предпринимаемо и располагаемо быть может не только по правилам Симметрии и искусства, сколько по произволению хозяина, который сем случае может сообразоваться с своим достатком, числом работников и другими обстоятельствами и не более всего затевать, как сколько ему все оные обстоятельства дозволять могут. Всего же паче должно сообразовываться с натуральным положением того места: ибо оное в рассуждении сего рода рощиц наиглавнейшим предметом иметь должно».

Болотов, уделяя особое внимание такому традиционному для России приему создания сада, как превращение естественного лесного массива в «увеселительный лесочек», рекомендует не забывать о древнерусских зверинцах с их системой просек. Он показывает преимущества использования отечественных пород деревьев, трав и кустарников – неприхотливых к уходу, морозостойких, жизнеспособных в суровых климатических условиях и в то же время по-настоящему красивых, имеющих своеобразный внешний облик. Он раскрывает художественные возможности включения в парк специфических для Центральной России элементов, например сплошных лесных массивов, прежде всего хвойных.

В дальнейшем Болотов все более углублял свои представления о необходимости перемен в садово-парковом искусстве. Суть разработанного им метода создания русского натурального сада понятна из следующих его слов: «… в сих садах главная цель состоит в том, чтоб во всем, колико можно, более подражать натуре и всем вещам придавать красоты, более сообразным натуральным, и наиглавнейшее искусство в том, чтоб соединять в единое целое

 

26.11.12
Автор: А.П.Вергунов, В.А.Горохов  Источник: ВЕРТОГРАД 


© 2007-2017. Все права защищены. +7 (499) 393-38-20
Rambler's Top100 GARDENER.ru - ландшафтный дизайн и архитектура сада